Рубрики

Реклама на сайте:

Чемодан, Судан, Израиль

«Мы не забыли удел нашего народа — преследуемого, унижаемого, физически истребляемого. Поэтому для меня было совершенно естественным, что первым моим решением в ранге премьер-министра было предоставить этим людям убежище в земле Израиля» — эти слова произнес в 1977 году Менахем Бегин, только что ставший новым премьер-министром Израиля и столкнувшийся с необычной проблемой. Израильское торговое судно, шедшее из Японии, подобрало с терпящего бедствие рыболовного судна группу вьетнамских беженцев. Все они были доставлены в Израиль, получили политическое убежище, а затем и гражданство.

Прошло 35 лет, и отношение к иммигрантам в Израиле изменилось. 24 июня 2012 года, открывая заседание Кабинета министров Израиля, преемник Бегина на посту премьер-министра и лидера блока «Ликуд» Биньямин Нетаньяху докладывал своим коллегам о высылке группы незаконных иммигрантов в Судан. «Два самолета готовятся к вылету. И хочу сказать, что отныне каждый иммигрант, сидящий на границе и ждущий автобуса на Тель-Авив, будет отправляться в заключение на годы»,— сказал премьер. Этому заявлению и жестким действиям властей в отношении нелегальных иммигрантов, число которых все увеличивается, предшествовало несколько месяцев почти непрекращавшихся митингов. Митинговали и те, кто считает, что Израиль подвергается угрозе уничтожения из-за прибытия все новых и новых иммигрантов-неевреев из Африки и Азии, и те, кто убежден, что государство, созданное иммигрантами и для иммигрантов, не может бросить в беде людей, которые, рискуя жизнью, перебрались в Израиль.

Проблеме нелегальных иммигрантов в Израиле не более пяти-шести лет. Именно тогда в Израиль начали прибывать первые беженцы из африканских стран. В это время в Европе ужесточились меры по борьбе с нелегальной иммиграцией: границы стали охранять строже, с нелегалами обходиться жестче. Европа, оставаясь все такой же привлекательной для экономических мигрантов, становилась все недоступнее. Израиль, единственное демократическое государство на Ближнем Востоке, построенное по западному образцу, оказался намного ближе, а проникнуть в него, как выяснилось, не представляло особого труда. Достаточно было добраться до Египта, а оттуда проводники обещали провести мигрантов через Синайскую пустыню и через не слишком тщательно охранявшуюся границу с Израилем. Цена вопроса — примерно $2500.

Все самое страшное, что могло произойти с иммигрантами, происходило до пересечения границы. Они могли попасться египетским пограничникам, которые стреляли на поражение. Их могли избить и ограбить бедуины. Как указывалось в докладе о положении иммигрантов, подготовленном в 2010 году информационно-исследовательским центром израильского Кнессета, женщины часто подвергались сексуальному насилию.

Так что переход через границу был для иммигрантов переходом в рай. Израильские военные, разумеется, задерживали нелегалов, но не имели права отправлять их обратно на египетскую территорию.

Более того, как указывалось в документах израильского парламента, через десять дней Армия обороны Израиля должна была передать иммигрантов управлению населения и иммиграции. Теоретически их должны были содержать в специальном фильтрационном центре «Сахораним», но он был рассчитан лишь на 100 человек. И иммигранты начинали сами искать себе и место жительства, и место работы.

Обстоятельства складывались для иммигрантов благоприятно: в тот момент, когда они устремили свои взоры к Израилю, их готовы были принять с распростертыми объятиями. Причин было несколько. Во-первых, после первой интифады в 1987-1993 годах Израиль лишился почти неограниченного рынка дешевой рабочей силы, которым были контролируемые израильтянами арабские территории. Передвижение палестинцев по Израилю было строго ограничено. А позже, благодаря активной помощи из-за границы, начался рост экономики Палестинской автономии, и палестинцам уже не надо было приезжать в Израиль на заработки. Во-вторых, экономический рост продолжался и в самом Израиле, которому требовалось все больше и больше рабочих. Иммигранты-евреи, прибывавшие в Израиль в это время, совершенно не видели себя в роли сборщиков томатов или апельсинов. И тут на помощь израильским фермерам пришли нелегальные иммигранты. Под давлением работодателей израильские власти начали даже выдавать нелегалам разрешения на работу. Или, по крайней мере, воздерживались от применения закона, запрещающего прием на работу лиц, находящихся в Израиле без разрешения.

Нелегальные иммигранты прибывают в Израиль со всех концов света. По данным Министерства общественного порядка страны, в Израиле проживают иммигранты из Колумбии, Бирмы, Шри-Ланки, Нигерии, Китая и других стран. Тем не менее наиболее видимой и вызывающей опасения израильтян группой иммигрантов считаются выходцы из Судана и Эритреи. Их в стране примерно 50 тыс. человек, и многие из них селятся в южных районах Тель-Авива.

«Тот, кто сойдет с автобуса на центральном автовокзале Тель-Авива и решит прогуляться по соседним улочкам, вполне может решить, что он оказался где-то в Центральной Африке,— говорит Давид Хоффман, правый журналист, рассматривающий прибывших в страну африканцев как угрозу самому существованию Израиля в качестве еврейского государства.— В основном это молодые мужчины, которым здоровье позволяет проделать изнурительный путь через пустыню, но есть здесь и женщины, и дети». По мнению Хоффмана и его союзников, африканцы превращаются во все более значительное этническое меньшинство в Израиле, и власти ничего не могут с этим сделать. По крайней мере, так было до последнего времени. Возвращать суданцев на родину невозможно по идеологическим соображениям.

Судан — враг Израиля. С эритрейцами все еще сложнее. В связи с экономической ситуацией в стране Организация Объединенных Наций предоставила всем эритрейцам, покинувшим страну, статус лиц, имеющих право на временную защиту и убежище. Это означает, что израильские власти могут лишь просить эритрейцев, перебравшихся в Израиль, вернуться на родину. Но насильно репатриировать их они не имеют права.

Когда тонкий ручеек прибывающих в страну африканцев превратился в мощный поток, это начало создавать серьезные проблемы. Молодые и не имеющие постоянной работы люди все чаще становились героями полицейских сводок. Число преступлений как со стороны нелегалов, так и по отношению к ним постоянно росло. По Израилю прокатилась волна митингов протеста против неспособности властей решить проблему незаконной иммиграции раз и навсегда.

«Израиль — еврейское государство. Африканцы разрушают его так же эффективно, как и арабы!» — говорит Эфраим Штернберг, член одной из общественных организаций, выступающих за принятие жестких мер против незаконной иммиграции.

Впрочем, звучат и другие голоса. В стране насчитывается около полусотни общественных организаций, цель которых — оказание помощи нелегальным иммигрантам и борьба за их права. Некоторые из этих организаций созданы самими иммигрантами, но большинство — результат активности израильтян. Когда две недели назад в нескольких городах Израиля прошли массовые выступления против африканской иммиграции, ответом им были демонстрации, участники которых выступали под лозунгом «Все мы здесь иммигранты».

«Наша страна была создана иммигрантами и для иммигрантов. Мы не можем и не должны этого забывать»,— говорит Авиталь Рабиновиц, работающая в организации «Ану Плетим», оказывающей юридическую помощь иммигрантам.

Спор, говорят многие наблюдатели, перешел на совершенно другой уровень: что важнее — соблюдение принципов или сохранение национальной идентичности государства, которая для Израиля, пожалуй, важнее, чем для любой другой страны мира?

Как бы то ни было, начиная с прошлого года правительство Биньямина Нетаньяху стало проводить максимально жесткую политику в отношении иммигрантов. Прежде всего власти начали строго применять законы, запрещающие прием на работу нелегальных иммигрантов. «Мы сделали так, что слишком дешевая рабочая сила перестала быть выгодной»,— говорит один из чиновников Министерства общественного порядка.

Нетаньяху старается сделать Израиль максимально непривлекательным для тех, кто не имеет законных прав на убежище или пребывание в стране.

«Сейчас их 60 тысяч, но, если не принимать никаких мер, их станет 600 тысяч. А это уже угрожает нашему существованию как еврейского государства и как демократического государства»,— заявил недавно израильский премьер-министр.

В ноябре 2010 года Израиль начал строительство электрической сетки на всем протяжении границы с Египтом (это примерно 250 км). Сооружение такого барьера займет около двух лет и обойдется в $372 млн. Это должно, по мнению властей, если не совершенно прекратить переход границы нелегалами, то по крайней мере снизить число пробирающихся на территорию страны иностранцев. Сейчас, по данным Министерства общественного порядка, еженедельно границу переходит в среднем 700 человек.

В январе Кнессет принял закон, совершенно меняющий отношение Израиля к незаконным мигрантам. В Европе его уже называют драконовским. В Израиле, говорит Эфраим Штернберг, к закону относятся иначе: «Мы просто не хотим быть самым привлекательным местом для нелегалов, вот и все».

В соответствии с законом нелегальный статус является отягчающим обстоятельством при рассмотрении любого преступления, а если дело касается краж или преступления против личности, осужденному может грозить пожизненное заключение. Любое лицо, оказывающее помощь нелегальным иммигрантам, может получить за это 15 лет тюрьмы. Наконец (и это, пожалуй, самое главное), закон позволяет удерживать любого нелегального иммигранта в заключении в течение трех лет независимо от того, совершил ли он какое бы то ни было преступление. А за месяц до принятия закона Кнессет проголосовал за финансирование строительства новых центров содержания нелегальных иммигрантов.

Закон вызвал бурю возмущения как за пределами Израиля, так и в самой стране. К примеру, депутат кнессета Нитцан Горовиц назвал его пятном на израильском уголовном кодексе. Тем не менее, по словам министра внутренних дел страны Эли Ишая, ситуация с иммигрантами может выйти из-под контроля, и власти должны действовать быстро, чтобы этого не допустить.

Последним шагом в этой борьбе и стала массовая депортация иммигрантов в последние дни. Эти меры могут сработать в краткосрочной перспективе, но, как показывает мировая практика, для решения проблемы одних полицейских мер недостаточно. Необходима продуманная государственная программа по проблемам иммиграции, но о ней пока, похоже, никто не думает.

Комментарии запрещены.

'